furlus: (ван гог)
Возможно, с Олей я познакомился уже в первом семестре, но помню отчетливо ее со второго семестра. Познакомил нас Пиц, который к тому времени умудрился перезнакомиться чуть ли не со всеми девушками нашего большого курса ( под 200 человек ). Никакого интереса Оля у меня не вызвала - она была неяркой, не сказать, чтобы красивой, и какой-то простоватой - в ней ощущался провинциализм: она была из казахстанского Целинограда ( нынешняя Астана ), по отцу - с белорусскими корнями. Во внешности оставалось что-то подростковое ( она поступила в университет сразу после школы, т.е. в 17 лет ), с характерной для некоторых девочек-подростков припухлостью щек - потом, когда мы с ней подружились, я любил ущипнуть ее за эти пухлые щеки:).
К началу второго семестра сложилась Наша Компания - я упоминал ее неоднократно и еще специально о ней напишу. Нас объединили жажда свободы, нелюбовь к Софье Власьевне ( эвфемизм: советская власть ), интеллектуализм. Все мы происходили из семей московской интеллигенции, и девушки наши были совсем не похожи на Олю Ш.: искусствоведки - блистательная Марина Д., Оля З. с ее удивительными душевными качествами, язвительная Таня К., а также Лариса С. - старше нас на несколько лет, умная и ироничная; наконец, великолепная Таня З. Из этого ряда выбивалась лишь Лена С., позднее к нам примкнувшая, но ее приняли как кузину Вити С. Оля Ш. говорила мне потом, что Нашей Компании на курсе завидовали - уж очень явно нам было хорошо друг с другом - но и недоброжелателей хватало: у нас была репутация снобов ( верно только отчасти ) и антисоветчиков ( это точно! ), а некоторые считали Нашу Компанию еврейской ( в целом неверно: "чистокровными" евреями были только Сережа Кан и учившийся на филфаке Саша Садецкий; полукровками - евреями по отцу, т.е. отнюдь не галахическими - были я, Марина Д. и Витя С., у Оли З. была четвертинка еврейской крови, однако Леша, Пиц, Таня З., Таня К. и Лена С. никакого отношения к еврейству не имели ).
Но продолжу про Олю Ш.
Read more... )
Продолжение следует.
furlus: (ван гог)
Было много замыслов ( я имею ввиду мои журнальные "циклы" ), но я осуществил только два больших цикла - об Оле К. и питерский. Жаль - всё надо делать во-время. Я приостановил цикл об Оле С. и не знаю, вернусь ли к нему: его замысел был связан с определенным моим настроением. Сейчас уже многое переменилось, а само намерение написать об Оле С. и о моих с ней взаимоотношениях было довольно рискованным. Впрочем, не загадываю - может, и допишу этот цикл.
И мне нельзя медлить с рассказом о еще одной Оле, тоже, как и повествования об Оле К. и Оле С., в рамках большого цикла "Необратимость". Это Оля Ш. Да ведь и тут я припозднился: до позапрошлого года я считал, что у меня не было в жизни такого близкого друга как Оля Ш., но два года назад умерла Таня З., и образ Оли стал бледнее в моей памяти, а самым близким другом мне стала казаться Таня. И то ведь: с Таней я без перерывов общался 38 лет - со дня знакомства в 1970 или в начале 71 и до ее смерти в 2008. А мое общение с Олей Ш. ограничивалось семью годами ( 1971-1977 ), видел я ее в последний раз, дай Б-г памяти, кажется, в 1980 ( умерла она в 2000 или в 2001, а узнал я о ее смерти только в 2003...).
Но вспоминаю я ее часто - с нежностью и скорбью - и не забуду уже никогда.
Оговорюсь - я буду писать не только об Оле, но и о себе любимом, да и о других людях тоже, в том числе, о других женщинах.
Продолжение следует.
Page generated Jul. 26th, 2017 10:37 am
Powered by Dreamwidth Studios